Ваш город: Москва

Звезда Голливуда

Жизнь в стиле игристого вина — какая она? Ее апофеозом, пожалуй, стал золотой век фабрики грез, время, когда загорались первые звезды кино, и казалось, что они никогда не погаснут.

Начальная и конечная точки золотого века Голливуда: 1920-е годы с их немыми фильмами и 1940-е, подарившие миру киношедевры на все времена. Незабываемая эпоха! Время, когда киностудии чутко реагировали на потребность аудитории в элегантности и роскоши, время, раскрывшее таланты Кларка Гейбла, Греты Гарбо, Джоан Кроуфорд, Фреда Астера, Джинджер Роджерс, Джин Харлоу, Грэйс Келли... Эти герои и героини легко всплывают в воображении: изящная фигура в шумной толпе вечеринки, в одной руке дымится сигарета, в другой – бокал игристого вина. Вереница манящих образов красной нитью тянется через огромное количество фильмов, подаренных той эпохой.

Вино и киноиндустрия настолько тесно переплетались, что шампанские дома, не задумываясь, приглашали знаменитостей на роли лица марки. Пожалуй, самый известный плакат из этой серии создала компания Taittinger — на нем изображен рисованный силуэт Грейс Келли, просвечивающий сквозь бокал шампанского. Эту взаимосвязь можно наблюдать и в наши дни, например, в рекламной кампании Moet & Chandon с участием неотразимой Скарлетт Йохансон. Но дело тут не только в продвижении марки. Шампанское органично вписалось в канву фильмов золотого века Голливуда и стало неотъемлемой частью множества афоризмов.

Вспомним «Касабланку». Один из самых знаменитых фильмов всех времен и народов - и, наверное, одна из лучших рекламных кампаний шампанского Mumm’s Cordon Rouge: на протяжении всей картины на заднем плане то и дело мелькает бутылка искрящегося напитка. А как вам вот эта сцена: Cordon Rouge разлит по бокалам, Сэм за фортепьяно исполняет As time goes by. «Поцелуй меня, — говорит Ильза (Ингрид Бергман) Рику (Хамфри Богарту). — Поцелуй меня, словно в последний раз». И, когда они целуются, Ильза, задев рукой, опрокидывает бокал с шампанским — символ ушедшего безвозвратно времени, их безмятежных дней в Париже.

Искристое вино, неизменно присутствовало на экранах в течение 1930-40-х годов. В «Незабываемом романе» розовое шампанское становится талисманом свиданий Кэри Гранта и Деборы Керр, а в фильме «Жижи» главная героиня даже исполняет песню о нем — The Night They Invented Champagne («Той ночью, когда изобрели шампанское»). Но с точки зрения кинематографии, именно «Касабланка» должен войти в историю, как лучший классический фильм всех времен, где шампанское становится чуть ли не еще одним персонажем — в его компании оказываются и обреченные на разлуку любовники, произносящие тосты с бокалом Cordon Rouge, и фашисты, упивающиеся Veuve Cliquot. Это особый признак времени, которое, возможно, было самым безмятежным периодом для кинозвезд. Но, вместе с тем, это был период отчаяния для жителей Шампани. Вспомните сцену, в которой Рик возвращается в бар, чтобы успеть допить бутылку Cordon Rouge, пока не явились фашисты. «Винодел скорее будет поливать шампанским свой сад, чем позволит пить его немцам», — говорит он. Это трогательное напоминание о том, что, пока бомонд потягивал свой Bollinger, ведя размеренную жизнь в Калифорнии, Франция вообще и Шампань в частности лежали в руинах после войны. Когда Марлен Дитрих мурлыкала свои песни, наслаждаясь Cristal, те, кто производил этот напиток, находились в немецкой оккупации.

Впрочем, во время Второй мировой войны случались и приятные моменты для любителей шампанского – например, судьбоносная встреча Уинстона Черчилля и Одетт Поль-Роже, признанной королевы красоты шампанских домов.

Известно, что Pol Roger – любимое шампанское Черчилля, в честь него он даже назвал одну из своих беговых лошадей. В 1944-м на торжественном приеме в Британском посольстве в Париже «бульдог» и Одетт оказались за одним столом. Завязалась дружба, которая длилась вплоть до смерти Черчилля. В 1984 году, через девятнадцать лет после смерти Черчилля, Дом начал выпуск Pol Roger Cuvee Winston Churchill, напиток с большой долей пино нуар, напоминающий о шампанском, которое пили в 1920-30-е годы. Вполне логично, что это вино стало считаться одним из самых престижных крю Дома, и его с легкостью можно представить на столе при подписании соглашения о прекращении огня 7 мая 1945 года. Тем не менее, победу во Второй мировой войне американский и британский военный генералитет отмечал шестью ящиками Pommery 1934 года.